Эксклюзив: Константин Спасский дал интервью после съемок в Китае

Автор: | Январь 7, 2019

   Мы уже писали что наш резидент, поэт и писатель Константин Спасский станет героем нового кинопроекта и для этого улетал в Китай для съемок фильма. По возвращении на Родину, Константин Николаевич дал эксклюзивное интервью Никите С.Митрохину для Русского литературного центра о прошедших съемках.

Напомним, что снимается новый китайский сериал «Дипломатическая ситуация» режиссёра Сонг Е Минга. Это тематическая драма, в которой рассказывается о том, как китайские дипломаты позволяют стране выйти на новый международный уровень. В главной роли знаменитый китайский актёр Тан Гоцян (唐国强).

Но, одна из главных особенностей кинопроекта в том, что из России была приглашена и группа наших, российских артистов. На роль Сталина был утверждён Игорь Гузун. Хрущёва игает Владимир Чуприков. Персонаж Малика достался Игорю Нойману. Молотова играет Владимир Жуков. Громыко – Андрей Свиридов. Федоренко — Михаил Самодумский. Вышинского — Константин Спасский. Кроме того были приглашены актёры из Англии, Америки, Франции, Италии. Все актёры профессионально и личностно интересные, с огромным опытом работы, что и позволило на съёмочной площадке понимать режиссёра без переводчика. А как это происходило, удалось узнать из первых уст лично у Константина Спасского.

Никита Митрохин: Сразу вопрос об актёрах. Такой интернациональный состав. Как работалось, как находился общий язык?

Константин Спасский: Хотя мы не знали китайского, общались с Тан Гоцяном и Сонг Е Мингом на киношном языке и прекрасно друг друга понимали. Китайские актёры работали, что называется «как часы». В главной роли снимается прекрасный актёр Тан Гоцян (唐国). Он задавал общий тон работы. На съёмочной площадке китайские актёры собраны, сосредоточены. Доброжелательны со всеми. Объём большой. И всё нужно успеть в срок. Режиссёр Сонг Е Минг с лёгкостью справлялся со всем процессом. Или про лёгкость могло показаться. Но под его руководством вся эта киношная машина двигалась вперёд и не давала сбоев. Очень сильно нам помогал наш переводчик и артдиректор Хамид Марзаганов, взваливший на себя всю организационную работу, помогавший и в мелочах, и в решении важных вопросов. Он и актёр, сыгравший множество ролей и наш проводник в неизведанный мир Китая.

Никита Митрохин: Вы прожили в Янтае достаточно долго. Общались вне работы. Что можно сказать о российских актёрах? Кого вы могли бы отметить?

Константин Спасский: В профессиональном плане высоко поднял планку Владимир Чуприков. Он работал предельно точно. И уж тут нужно соответствовать. Наблюдать за его работой очень интересно. О российской истории он знает не

 просто много. Он умеет анализировать и сопоставлять факты, видит внутренние механизмы исторического процесса. Конечно, это помогает. И его Хрущёв получается живой и убедительный. Перед съёмками он подарил мне книгу Вышинского. Вот уж было о чём нам поговорить. Игорь Гузун душа компании. Абсолютный Сталин в кадре и добрейший человек в жизни. Рассказы о его жизни могли бы составить интересную повесть. А рассказывать он умеет. Владимир Жуков доброжелательный, мягкий и ироничный, привносящий в нашу шумную компанию некий элемент правильности и рассудительности. Он лауреат девяти международных театральных премий. Безумно любит свою работу.

Никита Митрохин: Можно ли сказать, что вы получили дополнительный опыт. Научились ли чему-то новому? Удалось ли вам посмотреть какое либо китайское кино?

Константин Спасский: Актёрская профессия – это всегда учёба. Каждый проект даёт что-то новое. Тем более работа за границей, в ситуации ежедневной мобилизации. Генсек Компартии КНР Си Цзиньпин во время встречи с представителями сетевых СМИ три года назад сказал: «Вы голос партии! Ваша задача защищать ее цели и интересы». И тогда вступил в силу новый закон касающийся кино, говорящий, что порочащие национальную гордость и политический строй произведения искусства, недопустимы и наказуемы. Там, в законе, всё правильно и ничего нового. Мы это проходили. Цензура работает. Всё должно контролироваться. И все плюсы и минусы знаем. Про Китай в кино не должно быть ничего плохого. Как всё близко и знакомо нашему поколению. И на экране это видно. В свободное время удалось посмотреть несколько китайских сериалов. Бытовые и про любовь – морковь, из-за незнания языка, понять сложно. А вот военная тема увлекает. И становятся понятны даже диалоги. Конечно, можно придраться ко многому. Но виден в каждом кадре огромный объём работы. Очень хороший подбор актёров, за которыми интересно наблюдать. Монтажно всё чётко выстроено. Режиссура крепкая. Отдельный разговор можно составить о плюсах – минусах. Но в целом кино хорошее.

Никита Митрохин: Можно ли сказать, что съёмочный процесс в Китае другой?

Константин Спасский: Смотрите выше. Строчка из закона: «Работники кино должны обладать превосходной моральной целостностью и самодисциплиной». Наверное, это лишает киношников излишней рефлексии. А слаженности в работе большой группы было, пожалуй, больше. Сказано – сделано. Как когда-то было у нас: «Партия сказала: «Надо!» Комсомол ответил: «Есть!»

Никита Митрохин: Вы подобный подход к кинопроизводству осуждаете?

Константин Спасский: Вот вы мастер ставить в тупик такими вопросами! Трудно судить. Там другой мир. Другая культура. Про киношные результаты уже говорил. Уж если меня без знания языка фильмы увлекают то, что тут говорить о китайских зрителях! Конкуренция большая, как и везде. Нужно быть на высоте.

Никита Митрохин: Государство поддерживает кинопроизводство?

Константин Спасский: Да. Там вкладываются большие деньги в «важнейшее из искусств». Строятся студии, много снимается. А из иностранных фильмов можно увидеть только 34 названия в год. Конечно, это цифра условна.

Никита Митрохин: Будут ли приглашения сниматься в Китае ещё?

Константин Спасский: Планы есть. Наша группа понравилась. Заранее сказать трудно. Да, что-то наметилось на другие проекты. Но тут уж загадывать бессмысленно. Если сложится, то полечу. Если нет, то просто останутся хорошие воспоминания о работе в этой картине. А мы все в Русским литцентре будем писать много и хорошо. Мы уже вышли на европейский уровень. Нас ждёт восток. Нас ждёт Китай.